Ситуация невозможности и ситуация возможности
Страница 1

Материалы » Психологическая помощь военным - участникам боевых действий » Ситуация невозможности и ситуация возможности

Экстремальность метапсихологически мы определили как ситуацию возможности, а именно, двоякой возможности: возможности невозможности, открывающей возможность возможности. Мы исходим из того, что всякую ситуацию необходимо раскрыть не как самозамкнутую наличность - она не начинается и не завершается в самой себе, а из горизонта потенциальности прошлого и будущего, т.е. заключенной в ней возможности. Возможность эта, как мы неустанно повторяем, двояка: для находящегося в ситуации человека возможна невозможность и возможна возможность. При этом обе формы возможности взаимопереходят в ситуации, в которой пребывает человек.

Экстремальность, следовательно, не есть абсурд, недоразумение, бессмысленность - в экстремальности «заключены» предельные и запредельные, трансгрессивные смыслы бытия, которые открываются человеку. В ней открывается не только смысл жизни, но и смысл смерти. Но смысл не значение, которое человек сознаёт, а фактичность существования, которое он осуществляет. Смысл личности - это возможность бытия и возможное бытие, которое необходимо осуществить в данное время в данном месте данным человеком.

Особый интерес представляет определение критической ситуации, данное Ф.Е. Василюком, как ситуации невозможности (Василюк Ф.Е., 1984). На первый взгляд это определение кажется диаметрально противоположным определению экстремальной ситуации как ситуации возможности - предельной возможности «бытия возможности».

Василюк утверждает, что «критическая ситуация в самом общем плане должна быть определена как ситуация невозможности, т.е. такая ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации внутреннрсс необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и пр.)» (Василюк Ф.Е., 1984, с.31 - курсив Василюка Ф.Е.). Ситуация невозможности определяется Василюком с точки зрения ситуации субъекта, в которой он сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей.

В более поздней своей работе «Переживание и молитва» (Василюк Ф.Е., 2005) Василюк соотносит переживание и молитву. В отличие от переживания и деятельности, феноменологическая основа молитвы - «возможность невозможного» считает Василюк.

Идея предельной возможности - собственной невозможности, конечности, смертности и предельной возможности бытия, т.е. предельности, подвергается в нашей модели трансгрессии. Трансгрессия раскрывается нами как запредельный феномен перехода перехода, т.е. перехода бытия и небытия, возможного и невозможного, возможности невозможного и невозможности возможного.

Выдвигая в определении понятия экстремальности значение возможности - «бытие - возможности», мы не впадаем в философствование, а основываемся на важном теоретическом повороте от негативного к позитивному, на котором мы строим концепцию травмы, утраты, стресса. Как известно, традиционные концепции следуют из негативной установки, реализуя принятые в медицине, философии представления о страдании и освобождении от страдания. Следуя этой линии, психологические концепции, особенно стараниями психоанализа, к которому присоединилась физиология стресса, прочно обосновались на модели «воздействие - нарушение - восстановление». В этой модели восстановление есть переход от болезни к отсутствию болезни, и одним из основных объяснительных конструктов стал «копинг».

Сама идея копинга построена на редукции напряжения, страдания, на овладении негативным состоянием. Но имеется другая, оборотная, сторона травмы, стресса и несчастья - позитивная, в которой человек, вопреки страданию, обнаруживает стремление к жизни, более того, ситуация страдания даже рождает особый рост личности. Экстремальная ситуация - это ситуация возможности невозможности, которая открывает человеку подлинную возможность собственной возможности. В этом определении невозможность трактуется как предельная возможность - конец (смерть).

В экстремальности взаимосвязаны два модуса: возможность и невозможность, позитивное и негативное, сохранение и рост, расстройство и креативность.

Травму мы трактуем не как слом, повреждение, расстройство, требующее восстановления причинённого ущерба (внутреннего или внешнего), а как работу травмы, т.е. определённый способ работы личности человека, осуществляющего своё существование в модусе вторжения небытия в бытие человека в мире (Магомед-Эминов М.Ш., 1990, 1996, 1998, 2006, 2007; Магомед-Эминов М.Ш. и др., 1990). Поэтому термины «работа сознания», «работа переживания», «работа травмы», «работа смысла» - «смысловая работа», «темпоральная работа» - формы работы личности.

Страницы: 1 2

Другое по теме:

Евгений Сушко. Формула любви. Теория и методика применения
Если хочешь быть счастливым, будь им. / Козьма Прутков / Существует мудрая притча о том, что можно дать голодному человеку рыбу, и он будет сыт один раз, а можно дать сеть и научить ловить рыбу и человек будет сыт всегда. Моя книга от ...

Коммуникативные барьеры. Психологические барьеры
В данной работе будем придерживаться следующего определения. "Барьер" общения – психическое состояние, проявляющееся в неадекватной пассивности субъекта, что препятствует выполнению им тех или иных действий. Барьер состоит в уси ...

Природа и структура агрессии в отечественной и зарубежной литературе
Существует множество теоретических обоснований возникновения агрессии, ее природы и факторов, влияющих на ее проявление. Но все они подпадают под следующие четыре категории. Агрессия относится к: врожденным побуждениям и задаткам; потребн ...