Обзор проблемы в историческом аспекте
Страница 1

Похоже, что первым российским деятелем, который интуитивно почувствовал взаимосвязь темы женского равноправия, женской эмансипации и модернизации, был Петр Великий, приказавший женщинам покинуть терема, являться на придворные "ассамблеи", и не абы как, а одевшись и причесавшись по-европейски, да еще, желательно, разбираясь в том, что происходит в жизни двора и мира [14, с.169].

Глубинный, сущностный смысл этой взаимосвязи всерьез интересовал русского персоналиста Н.А. Бердяева, писавшего, что "женская эмансипация, конечно, является симптомом кризиса рода, надлома в поле . Глубокие потрясения пола упреждают наступление новой мировой эпохи" [16, с.189].

К числу главных проявлений модернизации общества - наряду с промышленной революцией, урбанизацией, развитием образования - относил выдвижение на первый план проблематики прав женщин один из основателей современной социологии, немецкий философ Георг Зиммель [8, с.451].

О чем же они вели речь? О гигантском социальном сдвиге, суть которого заключается в радикальном пересмотре одного из базисных принципов общественного устройства. Тысячелетиями мир и порядок, включая отношения мужчин и женщин, брак, семью, любовь, покоились на принципе иерархического подчинения сакральному мужскому авторитету - авторитету Отца-вседержителя, будь то монарх, Отец нации или глава семейства. И вдруг с конца XVIII века этот устоявшийся порядок вещей начинает рушиться под натиском великих буржуазных революций. Они провозглашают наступление новой эры - эры прав человека, отрицая тем самым незыблемость полного и якобы освященного небесами всевластия монарха - над подданными, мужчины - над женщиной. И в противовес заявляют о свободе и равенстве всех (подчеркнем - всех!) людей перед законом. Это значит, что любой властитель - монарх, начальник, хозяин или муж - "развенчивается": он перестает быть и (что тоже очень важно) ощущать себя властителем подчиненных, которые при традиционном укладе принадлежат ему душой и телом. Он превращается в простого исполнителя определенных функций в совершенно иной системе разделения труда, предусматривающей не владение другим человеком, а управление конкретным процессом. Его взаимодействие с подчиненными - в конечном счете, всего лишь согласованное распределение ролей, обязанностей между различными, но равными субъектами. В этом - в изменении характера власти и одновременно ее разделении, т. е. перераспределении полномочий между различными ветвями власти, между государством и гражданским обществом, между мужчинами и женщинами, по большому счету состоит суть модернизации общественных систем, суть их демократического устройства.

Таким образом, с постановки вопроса о правах человека, о равенстве всех людей перед законом начинаются перемены во взглядах на назначение женщин, в оценке их роли в обществе, наконец, в их статусе, который при традиционном порядке держится на их функции продолжательниц рода. Эти перемены происходят трудно, мучительно. И до сих пор о правах женщин говорят либо как о проблеме "секса", либо как о "женском вопросе". На самом деле - это проблема возникновения совершенно новой, по определению известного современного мыслителя Б.М. Парамонова, "нерепрессивной культуры", которая, как он справедливо отмечает, стала "подлинной темой двадцатого века, вне всякого сомнения, переходящей в двадцать первый". Возникновение "нерепрессивной культуры" как бы завершает процесс формирования устойчивой базы демократии. Или, согласно принятому сегодня понятию, "консолидации демократии" - включения в демократический процесс всех без исключения членов общества, а значит, и женщин [18, с.59].

В таком историческом контексте на протяжении XIX-XX веков складывается движение за права и интересы женщин, которое чаще всего принимает формы женского движения. Его концептуальным обоснованием занимается феминизм. Существует множество его форм и традиций. Если условно свести их к общему знаменателю, то феминизм можно назвать философией или идеологией даже не столько собственно женского равноправия, сколько освобождения личности из-под репрессивной власти рода, отделения, автономизации индивида от родового начала.

Страницы: 1 2

Другое по теме:

Конструктивный эффект фрустрации и конфликта.
Фрустрация и конфликт обычно рассматриваются как явления, вредные для человека. Меньший акцент обычно делается на том факте, что вызванное фрустрацией или конфликтом напряжение может способствовать достижению цели, фокусируя внимание инди ...

Общая характеристика сенсорно-перцептивных процессов
В основе психики человека лежат сенсорно-перцептивные процессы, обеспечивающие отражение и восприятие воздействий окружающей действительности (ощущение, восприятие, представление и воображение). ...

Бесконечность человека
Проблема бесконечности (неконечности) человека интересовала многих философов. В трудах С.Л. Рубинштейна акцент делается на понимании человека как микрокосма, В. А. Петровского, который рассматривает способность трансцендировать, считая вы ...