Обзор проблемы в историческом аспекте
Страница 1

Похоже, что первым российским деятелем, который интуитивно почувствовал взаимосвязь темы женского равноправия, женской эмансипации и модернизации, был Петр Великий, приказавший женщинам покинуть терема, являться на придворные "ассамблеи", и не абы как, а одевшись и причесавшись по-европейски, да еще, желательно, разбираясь в том, что происходит в жизни двора и мира [14, с.169].

Глубинный, сущностный смысл этой взаимосвязи всерьез интересовал русского персоналиста Н.А. Бердяева, писавшего, что "женская эмансипация, конечно, является симптомом кризиса рода, надлома в поле . Глубокие потрясения пола упреждают наступление новой мировой эпохи" [16, с.189].

К числу главных проявлений модернизации общества - наряду с промышленной революцией, урбанизацией, развитием образования - относил выдвижение на первый план проблематики прав женщин один из основателей современной социологии, немецкий философ Георг Зиммель [8, с.451].

О чем же они вели речь? О гигантском социальном сдвиге, суть которого заключается в радикальном пересмотре одного из базисных принципов общественного устройства. Тысячелетиями мир и порядок, включая отношения мужчин и женщин, брак, семью, любовь, покоились на принципе иерархического подчинения сакральному мужскому авторитету - авторитету Отца-вседержителя, будь то монарх, Отец нации или глава семейства. И вдруг с конца XVIII века этот устоявшийся порядок вещей начинает рушиться под натиском великих буржуазных революций. Они провозглашают наступление новой эры - эры прав человека, отрицая тем самым незыблемость полного и якобы освященного небесами всевластия монарха - над подданными, мужчины - над женщиной. И в противовес заявляют о свободе и равенстве всех (подчеркнем - всех!) людей перед законом. Это значит, что любой властитель - монарх, начальник, хозяин или муж - "развенчивается": он перестает быть и (что тоже очень важно) ощущать себя властителем подчиненных, которые при традиционном укладе принадлежат ему душой и телом. Он превращается в простого исполнителя определенных функций в совершенно иной системе разделения труда, предусматривающей не владение другим человеком, а управление конкретным процессом. Его взаимодействие с подчиненными - в конечном счете, всего лишь согласованное распределение ролей, обязанностей между различными, но равными субъектами. В этом - в изменении характера власти и одновременно ее разделении, т. е. перераспределении полномочий между различными ветвями власти, между государством и гражданским обществом, между мужчинами и женщинами, по большому счету состоит суть модернизации общественных систем, суть их демократического устройства.

Таким образом, с постановки вопроса о правах человека, о равенстве всех людей перед законом начинаются перемены во взглядах на назначение женщин, в оценке их роли в обществе, наконец, в их статусе, который при традиционном порядке держится на их функции продолжательниц рода. Эти перемены происходят трудно, мучительно. И до сих пор о правах женщин говорят либо как о проблеме "секса", либо как о "женском вопросе". На самом деле - это проблема возникновения совершенно новой, по определению известного современного мыслителя Б.М. Парамонова, "нерепрессивной культуры", которая, как он справедливо отмечает, стала "подлинной темой двадцатого века, вне всякого сомнения, переходящей в двадцать первый". Возникновение "нерепрессивной культуры" как бы завершает процесс формирования устойчивой базы демократии. Или, согласно принятому сегодня понятию, "консолидации демократии" - включения в демократический процесс всех без исключения членов общества, а значит, и женщин [18, с.59].

В таком историческом контексте на протяжении XIX-XX веков складывается движение за права и интересы женщин, которое чаще всего принимает формы женского движения. Его концептуальным обоснованием занимается феминизм. Существует множество его форм и традиций. Если условно свести их к общему знаменателю, то феминизм можно назвать философией или идеологией даже не столько собственно женского равноправия, сколько освобождения личности из-под репрессивной власти рода, отделения, автономизации индивида от родового начала.

Страницы: 1 2

Другое по теме:

Исследование обучения по формированию внимания у младших школьников
На основе предварительного эксперимента мы определили, что у детей недостаточно развиты устойчивость, концентрация, переключаемость и объем внимания. Для более высокого уровня развития этих свойств внимания проведены интегрированные занят ...

Социально-педагогическая программа социализации подростков отклоняющегося поведения.
Разработка данной программы, прежде всего, ориентировала нас на рассмотрение понятия отклоняющегося поведения. Оценка любого поведения подразумевает его сравнение с какой-то нормой, асоциальное поведение часто называют девиантным, отклоня ...

Молодежь в борьбе против наркомании и преступности
Чем больше люди говорят каким то вещам "нет", тем больше притягивают это к себе. Мы против войн, эпидемий, катастроф, неизлечимых болезней, наркомании, алкоголизма…а что в итоге? Оглянитесь вокруг: вооружённые конфликты, не пре ...